Erika-Xero
Я жив покуда я верю в чудо
Продолжаем играть с Tariono4ka, на этот раз заявка была следующая: похороны Хоука, оставшегося в Тени. Под несколько... нестандартным углом.

В саду Скайхолда стояла гробовая тишина.
В скорбном молчании пребывали все: от советников инквизитора и до простых солдат, неловко переминавшихся с ноги на ногу на зелененькой травке. Даже ветер вел себя крайне пристойно и тихо, как и полагается вести себя на панихиде: не завывал, носясь по темным залам и коридорам, не доносил из таверны привычного пения сладкоголосой Мариден; даже вороньего карканья с величественной Скайхолдской башни не было слышно.
Тишина была воистину гробовой, хотя бы потому, что все собравшиеся (а было их великое множество в этой разношерстной толпе) прибыли в садик Скайхолда по поводу похорон.
Настоял на этом, конечно же, Варрик. Хоть, буквально выражаясь, хоронить было нечего – ибо Хоук остался в Тени весь, целиком, вместе с телом, дело неслыханное и беспрецедентное (впрочем, от Хоука-то как раз и приходилось ждать чего-то подобного).
Красиво ушел, ничего не скажешь.
Инквизитор Вильгельмина Тревельян шмыгнула раскрасневшимся носом, невозмутимо, как и полагает истинной леди, утерла его шелковым платочком.
- Хоук был… настоящим героем. Лучшим из нас. Мало кто мог совершить невозможное, но если кто-то и мог – то только Гаррет, Защитник Киркволла, герой…
Кассандра высморкалась. Варрик гневно сверкнул глазами.
- Пусть не все его деяния были славными, - продолжила Инквизитор, - потому что помимо всего прочего он, еще и, выпустил на волю Корифея…
- Подорвал Церковь на пару со своим любовником-магом… - прогнусавил кто-то в толпе, но быстро стушевался, потому что Варрик одарил взглядом и его.
- … Но в целом, конечно, Хоук совершил множество поступков, о которых и по сей день слагают легенды…
- … половина из которых чистое вранье Варрика… - снова начал кто-то, но смолчал, потому что на этот раз уставился на него не только сам гном, но еще и его обожаемый арбалет.
- Сегодня мы собрались здесь, - инквизитор Вильгельмина Тревельян нахмурила кустистые светлые брови. Уголки ее губ были угрожающе опущены, что являлось свидетельством того, что в случае, если Варрик нажмет на спусковой крючок, инквизиция окажет ему на суде полную и безоговорочную поддержку, - Чтобы почтить памятью этого славного человека, которому я – и другие агенты славной Инквизиции – обязаны жизнью.
Инквизитор прошествовала к постаменту, на котором возвышалось нечто, накрытое тканью. Сдернув полог она явила миру огромную статую Гаррета Хоука: он стоял в полном доспехе, вскинув руки, в которых сжимал посох. Оголовком посоха служила крылатая голая женщина.
В толпе раздалось тихое всхлипывание некоей задрапированной ривейнки с золотыми сережками. Седовласый эльф мрачного вида обнял ее за плечо. Стоявший рядом с ними светловосый маг с бородкой разразился рыданиями.
Кассандра устремила пылающий взор на них, а затем на Варрика, который изо всех сил старался сохранить невозмутимое лицо.
- Покойся с миром, - надтреснутым голосом сказала Инквизитор, обращаясь к статуе.
- А хорошо получился, - протянул кто-то с задних рядов. Вильгельмина гневно нахмурилась, выискивая взглядом в толпе наглеца, и внезапно побелела как мел.
- Я бы поставил такого у себя в поместье.
Теперь на него уставились уже все. Хоук невозмутимо стоял, оперевшись на посох (оголовком которому служила фигурка крылатой женщины), несколько раздраженный всеобщим вниманием.
- Что?
- Ты же умер, - пролепетал Варрик.
Хоук пожал плечами.
- Мне уже лучше.

@темы: фанфикшн, инквизиция, драгон эйдж, хоук